Благотворительный фонд - Золотой ангел
 поможем сделать мир чуть-чуть лучше





 




   

Начни изменять жизнь вокруг себя


Ниже приведенная статья хорошо проясняет ситуацию с нежеланием человека что-либо делать и делать вокруг себя что-то хорошее. Прочитайте пожалуйста до конца, возможно именно это поможет начать что-то менять в своей жизни, начать действовать и хоть немного помочь поменять мир вокруг себя. Не только гнаться за желанием сорвать куш, но ведь помимо денег для качества жизни, хочется выходить на улицу и видеть чистые тротуары, чистые парадные, аккуратную плитку, счастливые лица людей. Мы живём в таком обществе, где главная ценность сорвать куш и забываем, что возможно вокруг себя что-то менять к лучшему.

Мы привыкли думать, что моя страна, это моя квартира, которая является ещё и моей крепостью. Но это не так, Вы можете повлиять по крайней мере на свой подъезд, держать его в чистоте, повлиять на свой дом, микрорайон или город. Найдите причины нежелания действовать, ведь если Вы будете видеть улыбающиеся лица на улице, чистые дворы и цивилизованность, качество вашей жизни улучшится независимо от вашего благосостояния. Сейчас наша страна упивается бездуховность, но пройдёт время, все насытятся этим и вновь пойдёт возрождение семейных ценностей и желание что-то делать не только для себя.

Прекращайте быть пассивными, ведь сделать что-то на пользу всем, это такая же природная программа, как и размножение и самосохранение, за выполнение которой, наш организм вознаграждается приятным ощущением важности.

АНЕКДОТ. Идет потерпевший аварию американский летчик по сибирской тайге и видит бородатого мужика на пеньке в валенках и телогрейке. Спрашивает:
– Do you speak English? (Говорите по-английски?)
– Yes, of course (Да, конечно), – мужик отвечает. Вздохнул тяжело. – Только кому это здесь надо!

Владимирская область – соседка Московской. Но человеку, взращенному на Достоевском и Солженицыне, мечтающему о многообразии бытия, она может показаться непроходимым таежным болотом, где тонут все благородные помыслы. 
Задай здесь вопрос: “Как обустроить Россию?” – на тебя посмотрят, как на странного. Нормальные люди такие вопросы не обсуждают.
В губернии, похоже, все смирились с новым порядком. Власть и деньги поделены. Положение стабильное. Значительных изменений не предвидится.
Великая криминально-либеральная революция в стране закончилась. Все – свободны.
Вопрос “что делать?” снят. Идеология кончилась. Вся она в двух словах – “выживай!” и “обогащайся!”.

А что интеллигенция? Знать бы точно, что это такое. Бывший педагог, став богатым капиталистом, – интеллигент? Заводской начальник-миллионер – уже не интеллигенция? А губернатор с мэрами?

Как должна проявлять себя интеллигенция в провинции? Сама постановка вопроса будет звучать здесь фальшиво. 

Знакомый институтский кандидат наук здоровается:

– Как дела?

– Плохо.

– И у меня не лучше.

– Куда же нам, бедным интеллигентам, податься?

– Все просто. Хочешь жить хорошо – работай на Систему. Нет, гордый – крутись тогда, добывая жалкие две тыщи рублей.

Не у всякого интеллигента провинциального такой доход. Хотя и на него уже жить невозможно. Покупка газеты вызывает сомнения: не сэкономить ли на мороженое детям? Книга – редкопозволительная роскошь. 

Даже среди интеллигентов умствующие об улучшении общества вызывают насмешку: “Хватит глупостей романтических – забот, что ли, нет?” 

За глаза можно нарваться и на злую реакцию: “Россию собрался обустраивать! Семью бы свою обеспечил, чмо...”

Пусть лохи ломают головы, как обустраивать Россию! Правильный интеллигент сегодня должен делать бабки.

Друг, кандидат наук, специалист по управлению техническими системами, увлекся проблемами социальными. Мог бы доктором стать, поделиться мыслями незаурядными. Но некогда. Надо обустраивать свой дом – поменял на него квартиру, гараж, сад, построил второй этаж, занят пристройкой. Вынужден деньги зарабатывать в трех местах. Спрашиваю:

– Почему тебе не пойти в городской Совет, твои мозги там очень нужны? Кто-то должен заботиться о своем городе...

– Знаю, что в городе великое множество проблем. Но я не могу взваливать на себя ответственность за их решение. Ибо не знаю, как их решать.

– Тогда место в Совете займут, его занимают недостойные!

– Что ж поделаешь...

За этим слышишь: “Потрудиться на общество можно, только кому это здесь надо?!”

Молодежь, даже студенческая, твердо усвоила единственно верное учение – социал-дарвинизм: прав тот, кто сильнее. Сильнее тот, у кого больше бабок. Отсюда – делай деньги! Можно купить оценки у нищих преподов. 

Конечно, не для всех молодых главное – деньги, но... Рассуждает один из лучших, аспирант, умница, эрудит:

– Хочу улучшать общество, которое меня окружает. Хочу жить лучше материально. Иметь хороших друзей. Говорить на интересные темы, а не только о “водке и женщинах”. 

В городе немало хороших умных людей, общение с которыми мне в удовольствие и дает возможность развиваться. Но контакт с ними не всегда получается. Надо выделить некоторую сферу взаимопересекающихся интересов людей с интеллектуальными потребностями выше среднего уровня. Этот уровень сейчас достаточно низок. 90% умных людей или пассивны, или уже имеют работу, их устраивающую (в Интернете хватает виртуального общения). Нужна группа людей, умных и энергичных, которые создадут в городе зону повышенного интеллекта. Это работа над какой-то объединяющей проблемой. Но надо выбрать такую, которая одновременно давала бы и доход.

– Не лучший ли способ решать обозначенные проблемы, – спрашиваю, – активно влиять на улучшение власти в городе?

– На уровень власти очень сложно выйти, наш город – город “родственников”, где все друг друга знают и принимают решения на основании пересечения личных интересов, но не во благо всех...

– Вам бы выступить на эту тему в газете.

– Можно. Но некогда.

Опять слышится анекдотное: “Кому это надо?!”

Лет десять назад купил я сочинения Белинского. Потом пожалел – устарело. А на днях вдруг взял запылившиеся тома – что писал классик о примирении с действительностью?

“Действительность – есть чудовище, вооруженное железными когтями и огромной пастью с железными челюстями. Рано или поздно, но пожрет она всякого, кто живет с ней в разладе и идет ей наперекор”. 

“Действительность мстит за себя насмешливо, ядовито, и мы беспрестанно встречаем жертвы ее мести”.

А ведь прав был неистовый Виссарион! В России всегда реальность жестко наказывала за идеализм-романтизм. Ныне господствуют идеи обогащения и приспособленчества. Кто не следует им – рискует стать аутсайдером.

Полное общественное равнодушие. Люди, способные улучшать общество, не хотят этим заниматься. Причин много.

Просто лень. Старая русская обломовская лень. “Надо бы подумать... Но так хорошо на диване у телевизора с пивом...”

“Шибко” умные. Уверены: “Не так все надо делать. Общество пока объективно не готово к улучшению...”

Интеллигентская зависть к лучшим. “Почему именно он будет лидером? Что этот умник может мне сказать нового?!”

Цинизм. “Общество улучшать? Ну-ну! – с мерзковатой улыбочкой. – Давайте. А мы пойдем пивка попьем”.

Нигилизм. “Бога нет. Справедливости нет. Честным плохо. Худших всегда больше. Зло сильнее”.

Оптимистический фатализм. “Что Бог ни делает – все к лучшему. Потом обязательно многое наладится”.

Пессимистический реализм. “Все бесполезно. Криминал везде захватил власть. Подлецов не победить”.

“Христианское” псевдосмирение. “Бог терпел – и нам велел. Душу спасать надо!”

Чистоплюйство ханжеское. “Политика – грязное занятие, не по мне. Хочу стать профессионалом в моем деле”.

Обывательский эгоизм. “Общество пусть само о себе позаботится. У меня своих проблем по горло”.

Пофигизм тотальный. “Свету провалиться или мне пива не пить? Пусть свет проваливается...”

В области абсолютно нет элиты в ее лучшем понимании. Соль не солона стала... Есть квазиэлита богатства и власти.

Коллега-журналист говорит:

– Мало кому нужно то, о чем мы с тобой пишем. Пытаемся взывать к здравому смыслу. Сегодня это бесполезно. Люди – даже умные – не хотят глубоко задумываться о серьезном. Едва ли не все в России хотят одного – денег и зрелищ. 

Женщина, преподаватель института, на улице обращается ко мне как к депутату и журналисту:

– Врач хороший жаловался: из больницы выдавливают постепенно лучших специалистов. Начальство не терпит строптивых – те, у кого свое мнение и для кого достоинство не пустое слово, уходят. Надо что-то делать, иначе окончательно восторжествует посредственность...

Что могу сделать? Как депутат? В горсовете почти каждый на все смотрит с точки зрения своей выгоды. Против власти настоящей, а не декоративной, идут редко. Единомышленников – пары человек не найти. 

Как журналист? Можно написать. Только кому это надо? Устаешь сеять на асфальт. Надо долго возделывать почву...

Газеты областные мало отличаются от конца эпохи КПСС. Неудивительно – там, как и во власти, те же самые люди. С той же психологией. С той же системой ценностей. Если переоценка и была, то в сторону откровенного корыстолюбия. 

Бог в России давно умер. Позже умерла Идея. Нет ничего святого. Нет граждан. Если нет Бога и Идеи – значит, все позволено? 

Часто вспоминаю стихи времен нэпа, цитируемые Зощенко:

Пищи вкусной, пищи сладкой
Даруй мне судьба моя!
И любой поступок гадкий
Совершу за пищу я.
В сердце чистое нагажу,
Мыслям крылья остригу,
Совершу разбой и кражу,
Пятки вылижу врагу.

В этих строках тайные чувства многих – плевать на все, готовы примириться с чем угодно – лишь бы пищи сладкой!..

Власть губернская собственные проблемы решает успешно. Выборы выиграла вчистую – губернатор на месте остался, в областном парламенте в оппозиции “около” трех человек. 

Лукавые цифры отчетов демонстрируют рост экономики. Заводы стекольные с помощью американского доллара и дешевой рабсилы наращивают объемы выпуска бутылок. Фабрика шоколадная за счет немецких марок и той же рабсилы ширит рынки сбыта.

Власть вся целиком у обкомо-горкомовской номенклатуры. На словах они бы рады осчастливить весь народ. Но “враги” мешают... 

Еще Чубайс и “антинародная программа Грефа” мешают. Жаль, президент выбрал его плохую концепцию. 

Власть во Владимирской области себя считает хорошей. Кто же не чтит ее диктат – тот ренегат и гад. Мнения, отличные от официальных, никого не интересуют. Споров на страницах газет нет. Власть всегда права.

Глядя из провинции, заключаешь: в России конец политики. Все или довольны, или терпят дурную действительность. Наступил новый застой. 

Москве, как и прежде, наплевать на проблемы провинции. Они слабо волнуют столичную политическую элиту. Если дела провинциальные и обсуждаются, то не обнародуются. 

Мнения провинциалов о России Москву не интересуют. “Что может быть умного из Назарета?”. В Москве про все знают лучше. Но если в Москве так много умников, почему страна в восьмом десятке по уровню жизни?

В сказке Андерсена про новое платье короля прохиндеи уверяли: их мастерство могут оценить лишь избранные. Хорошо нашелся мальчик, по наивности сказавший правду: “Голый король!”. У нас на него никто бы просто не обратил внимания. “Гуляй, мальчик!” 

Народ, безмолвствуя, ведет угрюмо борьбу за существование. Или, матерно ругаясь, упрямо продолжает битву за металл. В провинции матку-правду рубить можно. Но кому это надо?!

Царей сменили генсеки, тех – президенты, но мало нового в России. По-прежнему современны Гоголь, Щедрин, Достоевский. Но читают их лишь новые “лишние люди”. 

Счастливчики “деловые шельмы” – те, кто “жизнь понял”. Кто в ладу с реальностью: умеет брать то, что плохо лежит, мириться с тем, с чем требуют смириться, со всеми поступать к своей выгоде, никогда не теряя из вида полезные цели. 

Думаешь иногда: почему не стать такой деловой шельмой? Э, да тут особые таланты нужны. И главный – воля, чтобы перебарывать вспыхивающие брезгливость и отвращение. Сил на это не хватит, натура для этого жидковата. Трудно одновременно быть деловой шельмой и “в Россию верить”.

Гегель давно мозги русские соблазнил известной формулой: “Все действительное разумно, все разумное действительно”. 

Действительности в России придали статус Божества. Раз это есть – значит, так и должно быть, все по законам природы. Что ни произойди – разводят руки: “Так уж вышло...”

Строители коммунизма враз превратились в капиталистов. Общенародную собственность поделили сторонники братства и равенства не по-братски и не равно – на то воля Божья, или это по законам истмата (что почти то же самое), или у России “планида” такая... 

Пишу в надежде на отклик. В области его не нахожу. Хорошо бы, несмотря на общие сомнения и скепсис, начать серьезный разговор на тему – “Как же обустроить Россию?!”. 

наверх